Ilya Gordon's Blog

В последнее время в Германии, похоже, зашатались устои мифа о том, что каждый может подняться по служебной лестнице благодаря своим личным качествам. Все дебаты о необходимости изменения социальной системы сводятся, в конечном счете, к вопросу о том, что же такое справедливость.

Откровенный, а точнее отрезвляющий ответ дает экономика: мечта о справедливости была и остается мечтой. Усилия, потраченные на достижение «карьерного равноправия», не оправдались - по крайней мере, в том, что касается высоких постов в экономической сфере. К такому выводу пришел профессор социологии Михаэль Хартманн, который в течение долгого времени занимался проблемой подбора высших руководящих кадров. 

В первые годы после образования ФРГ в общественное мнение страны усиленно внедрялся тезис о том, что теперь продвижение человека по служебной лестнице будет зависеть исключительно от его личных заслуг. Дело в том, что нацистская идеология с ее унизительным делением людей на узкий круг «избранных» и «серую» массу привела к катастрофе, а понятие «элиты» получило отрицательный оттенок. 

Реформы немецкой системы образования 60-х и 70-х годов как раз и должны были обеспечить кастовую прозрачность. И тогда немцы со снисходительной усмешкой отзывались о таких зарубежных «кузницах кадров», как элитарное учебное заведение «Гранд Эколь» во Франции или всемирно известные университеты Оксфорд и Кембридж в Великобритании, противопоставляя им собственный принцип «равенства шансов». 

Однако, как установил в процессе анализа послужных списков более чем 6 тысяч топ-менеджеров профессор Хартманн, ни идея личных заслуг, ни частичное нивелирование общества в послекайзеровской Германии не привели к практическому воплощению в жизнь принципа «равенства шансов». 

Сегодня, как и прежде, продолжает действовать незыблемый принцип: никогда ни один сотрудник из числа «простолюдинов» не дослужится до должности выше руководителя отдела, даже если будет обладать недюжинной теоретической подготовкой и отличными рекомендациями. На высших должностях неизбежно оказываются только отпрыски из «верхних» слоев общества. 

И хотя аристократическое воспитание само по себе не является гарантией успешной профессиональной карьеры, оно существенно повышает шансы человека - как считает Хартманн, на 50, а то и на все 100 процентов. 

В вышедшей недавно книге «Миф об элите и равенстве шансов» профессор из Дармштадта анализирует сферу экономики - в первую очередь крупные предприятия, где, по его мнению, переплетаются такие основополагающие факторы как власть и деньги. 

Вывод профессора: за очень редкими исключениями все боссы - выходцы из богатых буржуазных или аристократических семей. Детям рабочих здесь не место. 

Конечно, и будущие боссы должны доказывать на практике свои знания и способности. Но когда борьба идет уже на последних метрах перед подступами к верхним кадровым этажам, все решают не профессиональная подготовка кандидатов, не их личные качества и уж тем более не способность толкаться локтями.

Во внимание принимается полученное в детстве умение держать себя в высшем обществе, «естественное» чувство собственного достоинства, а в случае наличия этих же качеств у нескольких претендентов - еще и способность непринужденно, в хорошей манере, вести светскую беседу. 

Любопытный казус, связанный с новой оперной постановкой, та или иная тонкость игры в гольф, новости из мира политики и транснациональных корпораций - умением говорить на подобные темы, в частности, определяется уровень светского воспитания. 

Профессор Хартманн называет все это латинским термином «хабитус» («внешний облик»), включая в данное понятие следование общепринятым нормам поведения в свете, жизненный оптимизм и предпринимательский образ мышления

В школе ничему подобному не учат. Речь идет, таким образом, о неписаных законах, знание которых позволяет мгновенно распознать выходца из определенной социальной группы.

Подоплеку этих критериев выбора профессор видит в определенных внутренних сомнениях элиты. Дело в том, что будущему руководителю высокого ранга придется принимать решения, имеющие огромную важность.

Поэтому, для того, кто определяет пригодность соответствующего претендента, диплом и автобиография не имеют решающего значения. Он инстинктивно сопоставляет возможного топ-менеджера с самим собой, пытаясь найти в нем как бы собственное зеркальное отражение. А искать такое отражение как раз и помогает тот самый неписаный кодекс поведения, о котором уже говорилось выше. 

В принципе, представители «верхнего круга» узнают «своего» уже по первым произнесенным им словам или по первому впечатлению. Другое дело, что для них все это - как бы само собой разумеющееся, и они могут всерьез уверять других, что для достижения успеха прежде всего важны личные качества. 

Многие боссы способны даже спеть хвалебную песнь в адрес тех подчиненных, которые, не жалея сил, карабкаются вверх по служебной лестнице. Но если тому же шефу приходится подбирать себе будущего преемника, то чаще всего решение он будет принимать интуитивно. Тогда-то и настанет звездный час «детей из хороших домов». 

Широкая общественность, в сущности, равнодушна к проблеме «самовоспроизводства» боссов. Это, не в последнюю очередь, связано с тем, что в политической элите, которая всегда на виду благодаря СМИ, действуют иные принципы продвижения. 

Так, бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер, например, - сын уборщицы. Отец бывшего баварского премьера Эдмунда Штойбера - мелкий торговец. Да и вообще, многие яркие фигуры германской политики являются выходцами из простых семей. Яркий пример — бывший министр иностранных дел Йошка Фишер: он - сын мясника - не имеет не то, что высшего, но даже и среднего образования - зато вполне свободно чувствует себя на дипломатическом паркете мирового уровня. 

Тот, кто хочет добиться подобных высот, совсем не обязательно должен состоять в каком-то узком «элитарном клубе». Наоборот, в политике ценятся разного рода турне по городам и весям, когда тот или иной деятель стремится завоевать популярность среди своих избирателей, демонстрируя умение вести себя на равных и с представителями высшего света, и с завсегдатаями деревенской пивнушки.

И в других развитых странах дело с «самовоспроизводством» элиты обстоит примерно так же. Хартманн не очень-то верит в сказку об американском мойщике посуды, который стал миллионером.

Если взять престижные американские университеты, то там число студентов из «хороших семей» в последнее время сильно выросло - например, в Йельском университете оно составляет 40 процентов.

Не секрет, что спонсорская помощь родителей на вступительных экзаменах играет немаловажную роль. Так, бывший президент США Джорж Буш, отец которого был президентом, а дед - губернатором, не блистал в школе, но двери престижного Йельского университета были для него широко открыты...

Линк: Professor Dr. M. Hartmann 
Photo: © Sven Ehlers

Ilya Gordon,
Freiburg, 21.05.2017

 

Утверждают, что это - раздевалка сборной Нидерландов в перерыве финала Чемпионата Мира по футболу 1974 года, а человек с сигаретой - величайший футболист всех времён (поклонники Пеле и Марадоны не обидятся) Johan Cruyff... 
Американского предпринимателя еврейского происхождения Гари Вайнерчука родители привезли из СССР в США в возрасте 3-х лет. Сейчас его компания выпускает рекламный контент для гигантов рынка, а личное состояние... 
Вы могли бы себе представить меня с кольцом в носу? Нет? Так вот, этот день настал - у меня в носу кольцо. Но это ещё не всё. Я уверен в том, что прочитав этот пост, Вы (в определённых обстоятельствах) последуете моему примеру... 
В 1998 году будущий фронтмен и вокалист Reamonn Реймонд Гарви (Rea Garvey, дата рождения: 03.05.1973) прибыл из родной Ирландии в южно-германский Фрайбург, имея в кармане 50 дойчмарок стартового капитала... 
"Важна сама битва, а не победа. За каждой победой, т. е. за всем, что достигает своего апогея, сразу же наступают "сумерки богов", в которых само понятие победы растворяется в тот самый момент, когда она будет достигнута".
30 лет дружбы с Ментором, Другом, Наставником, Бизнес-гуру - американским инвестором немецко-ирландского происхождения Dr. David R. Kersten (1935-2016). Его вклад в нашу счастливую жизнь на Западе невозможно переоценить...